Весь каталог
8 800 100-41-69
Бесплатно по России
0
Моя корзина пуста
Интервью
Сентябрь 12, 2014
Большое интервью с Эндрю Рейнольдсом
Нынче очень мало людей, бывших на пике своего дела более 20 лет. Как мы знаем, начинать тяжело всем, но на пике оставаться еще тяжелее. Эндрю Рейнольдс один из тех необычных людей, которые вот уже на протяжении нескольких скейт-эпох неумолимо продолжает оставаться в профессиональном скейте. Что в 90-х, что сейчас, он все еще Босс. В отличие от прочих легенд, плавно перешедших в мир фотографии, искусство или в свой бизнес, Рейнольдс сохраняет свое место в мире скейтбординга, во главе своей империи далеко после 30, день за днем, трюк за трюком.
 
 

Ты миллионер?
Эмм… Если у тебя есть один миллион долларов, то ты миллионер?

Да, я бы сказал, что да.
Ну тогда как-то так. У меня, наверное, где-то около того. Если бы в моей жизни не произошли некоторые события, и я сделал бы уйму других решений, то сейчас у меня, наверное, могло бы быть в 3-4 раза больше, чем сейчас. Хотел бы я тогда знать некоторые вещи, которые я знаю сейчас. Типа… У меня был свой Лексус и Мерс и бывшая жена со своим bmw и домом в горах… Столько всякого барахла, которое нельзя унести с собой, стоящее уйму денег – а все это время я мог бы ездить на этой прекрасной Ford Victoria и быть не менее счастливым. Но это приходит со временем.

Некоторое время назад ты начал вести чуть более скромный образ жизни, продал кучу всего и переехал в дом поменьше. Почему?
Я просто понял, что жить в с одним ребенком в доме с 5тью спальнями было просто бредово. Я просто хотел жить в нормальном доме. Это мне еще стоило некоторых денег. В какой-то момент у меня было много кадиллаков, потому что мне нравятся гангстерские фильмы и Outkast, и все это оказало на меня такое влияние, что мне всегда казалось, что мне необходим кадиллак. Потом что-то произошло, и мне их больше не хотелось. Мне хотелось какую-нибудь развалину – мне было наплевать. Теперь мне все это безразлично. Дом, машина – все равно. Если у тебя есть еда, семья, друзья и какой-никакой ночлег, то прочее барахло уже не особо имеет значение.

Вот уже 10 лет как ты чист, но помнишь ли ты, как ты изначально спутался с бухлом и наркотой?
Я просто рос в маленьком городке и мне казалось, что так люди и делают… они постоянно тусят, понимаешь? Может всем было скучно и нечего делать – наверное, это часть взросления. Мне было 16-17 и большинство моих друзей были ребятами постарше. Я втянулся в это дело. Даже в 16, когда я пил, я пил пока не блевану или не вырублюсь. Я был слишком молод, чтобы знать об алкоголизме. Если я вырубался и блевал на следующий день, то я думал, типа, «вау, ничего себе мы угорели!». Где-то в то же время мы стали курить много травы. Грязный юг – вы катаетесь повсюду в своей тачке и курите траву. Все так делают, даже сейчас. Это, наверное, чисто южная фишка – послушай Outkast и забей косяк. Помню, как-то я увидел Элиссу Стимер на перекрестке и мы из нашей машины передали в их машину косяк.

Потом мне, когда мне было 18, я переехал в Калифорнию. Все, к кому я стремился, вроде Тома Пенни, Чада Маски – все они были без башни, и в Калифорнии это только приветствовалось. Мы дули, бухали и катали – это было нормально. Дастин Доллин упарывался с ранних лет и как-то ночью он принес немного кокса, вывалил его на стол, и я просто… употребил. Я не думал, что я делаю что-то плохое – для меня это было то же самое, что травка.

Затем, через несколько месяцев кто-то еще притаранил, и я снова упорол. С этого момента – мне было где-то 19 – я, по большому счету, сидел на кокаине. Потом мы тусили с ребятами, которые курили крек и другую наркоту. Я начал курить кокаин под травой… или что там еще было. Экстази… Для меня это было просто время экспериментов и я просто делал всякую хрень, но каждый раз я об этом сожалел. Каждый раз был моим последним разом. Я вставал по утрам и думал: «Блядь, что я вообще творю? Это глупо. Я не хочу это делать». Но после пары бутылок пива, приправленных травой, когда вокруг все тусуются, в твоей голове что-то щелкает и для тебя уже нет никаких правил… Погнали! Это потому что у меня зависимость. Не все так живут, но если у тебя есть зависимость, то ты начинаешь так делать.

Какие-нибудь вещества помогали как-нибудь тебе катать?
И близко нет. Я с уверенностью могу сказать, что трава, алкоголь и наркотики ничему не помогают. Ничему. Никому. Я искренне в это верю. Я считаю, что все, говорят что-то вроде «Я упоротый лучше катаюсь» или «С пивасом я вообще на все готов» понятия не имеют, о чем они говорят. Только с чистым сознанием можно сосредоточиться и сделать что-то качественно.

Твой райдер и товарищ Антуан Диксон только что вышел из тюрьмы. Есть какие-нибудь новости?
Честно, мне не особо хочется выставлять на свет его дела. У него своя дорога. Я не уверен, что он сейчас делает. Я не знаю.

 

Похоже в последнее время множество брендов сокращают свои команды. Недавно ты сократил Spanky и Брейдона. Думаешь ли ты, что в будушем скейт-команды будут меньше? Что-то вроде 3-4 человека на целый бренд?
Я правда не знаю. Похоже на то, но в то же время я вырос в любви к команде. Как бы, для меня это главное. Это наша семья. Когда я был пацаном, я смотрел видео Plan B или 20 Shot Sequence и в голове у меня проносилось: «Какая же тут охеренная крю!». Они вместе тусили, вместе катались на одинаковых спотах и развлекались. Лично я постараюсь придерживаться этого духа. Именно это важно для нас в Baker. Мне бы хотелось, чтобы все могли вечно быть профи, но это, честно говоря, нереалистично. У меня нет иллюзий - круговорот событий, понимаешь? Так устроен скейтбординг.

Несколько лет назад мы брали интервью у Джея Стрикленда (бывший креативный директор Baker) и он был недоволен тем, как завершилась его история. Вы сейчас с ним ладите?
Я видел его в Нью-Йорке пару лет назад. Мне не кажется, что это прямо связано с его уходом из Baker или чем-то вроде того. По-моему это более личная черта характера, что он не может это отпустить. Он похож на человека, который никогда в жизни не вернется в закусочную, где ему разок нагрубили. Это было 15 лет назад – и это бред. Мы довольно неплохо поговорили в Нью-Йорке, и я честно не против забыть старые обиды или что-то типа того.

Известно, что Джейми Томас мотивирует/подталкивает райдеров делать трюки для видео. Ты когда-нибудь отваливал своим райдерам деньги за трюки?
Никогда. Я даю каждому заниматься своим делом. Иногда, может, мы можем катать вместе по фану и делать что-то вроде «Ставлю 20 бачей на такой-то трюк!». Но да, никаких списков трюков и всяких премий за какие-нибудь трюки. Я стараюсь всем дать максимальную свободу. Мне нравятся скейтеры вроде Кинана и Джино, которые выдают меньше материала, но с гораздо более высоким качеством. Так что кто я такой, чтобы считать чужие трюки и указывать, кому и что делать.

Ты катал за компанию Тони Хока, Birdhouse в их ранние годы. Вынес ли ты из этого что-то для себя?
Это уж точно. Если вы пойдете поглядеть на Тони Хока на демо, вы увидите, как он катает с максимальной отдачей. Более расслабленные люди могут со мной не согласиться, но я считаю, что это одна из крутейших вещей на свете. Если я выхожу на демо, то я стараюсь катать на пределе моих сил и способностей – для всех тех ребят, которые пришли на это посмотреть. Мне всегда нравилась в нем эта черта. Я видел Тони в худшей форме, с опухшими лодыжками, измотанного, после трех недель тура, и каждый раз он выходил и фигарил как черт. Несмотря ни на что. Неважно, что там было у него в семье или каким херовым был весь тур, он каждый раз выходил, показывал класс и ни ронял ни слова жалобы. Никогда.

Ты когда-нибудь чувствуешь себя в плену своей известности?
Вообще ни разу. Я недавно гулял со Spanky, когда нас на халяву угостили в Старбаксе, хотя это не что-то такое, чем обычно гордятся. На выходе оттуда я рассмешил его, когда сказал, что это одна из моих любимых вещей на свете – когда кто-то узнает нас и дарит халявную чашку кофе. О да! Как же это приятно. И им тоже хорошо от этого, потому что они сделали кому-то добро. Если бы Ник Кейв или еще кто-то мною уважаемый заглянул ко мне на работу, я бы не удержался и надавал бы им всякого барахла. Нате, прошу! И нам обоим было бы приятно. Ребятишки офигенны. Так что, нет – я прекрасно себя чувствую.

 

Тебе уже глубоко за тридцать, а ты все еще скачешь по лестницам и перилам. Есть какие-нибудь советы по здоровью, которыми ты хотел бы поделиться?
Я родом из того времени в скейтбординге, когда растяжка и физическое здоровье не были особо связаны со скейтом. Это пришло недавно. Посмотрите на ребят из Street League – у них хорошая растяжка, у некоторых даже личный тренер. Поверьте мне, если бы я мог целыми днями напролет курить, есть жареную курочку и без всяких спортзалов катать так, будто мне 22, я бы так и делал. Но для меня скейтбординг – это часть выживания. Я не пью, не курю, не потребляю наркотики – это тоже помогает. Но со временем это требует все больше и больше усилий.

Сейчас я перестал есть мясо и молочку и в основном питаюсь коктейлями. Еще у меня есть растительная протеиновая смесь Vega. Судя по тому, что я узнал, твое тело начинает ныть после скейта, потому что у тебя рвутся мышцы и у тебя начинает выделяться молочная кислота, что и приводит к этому ощущению. Протеин нужен для восстановления мышц – так что после каждой сессии катания полезно закинуться протеином, чтобы не быть убитым на следующий день.

Я всегда стараюсь есть больше фруктов и овощей, пить больше воды, чаще делать гимнастику – это ведет к хорошему самочувствию. Я и без этого могу нормально катать, но тогда я определенно не буду чувствовать себя также хорошо. Честно говоря, если бы я каждый день выпивал где-нибудь по три бутылки воды и делал упражнения, мне кажется я могу бы на доске протянуть вплоть до 50. Немного работы над собой дает много пользы.

Некоторые скейтеры говорят мне, что когда они делают особо трудные и опасные трюки, они как бы вырубаются между попытками. Случалось ли с тобой что-нибудь подобное?
Определенно да, я даже говорил об этом с Джимом Греко. Ты постоянно пытаешься войти в это состояние, когда пробуешь трюк. Даже когда я был очень молод, я замечал этот эффект. На куче соревнований во Флориде люди потом говорили что-то вроде «было круто, там Led Zeppelin включали» а я вообще понятия не имел, о чем они говорили. Для меня все то время, пока я катал, было проведено в тишине. На Tampa Pro и подобных мероприятиях только тишина и максимальное сосредоточение. Если я могу вспомнить, что за песня играла на соревновании, значит я не особо хотел там быть.

Кроме музыки, игнорируешь ли ты еще что-нибудь во время заезда или трюка?
Ну, ты всегда знаешь, что ты делаешь… По-моему по этой причине люди платят деньги, чтобы научиться медитировать или заниматься йогой для очищения сознания, понимаешь? Это как бы максимальная степень очищения. Я считаю, что поэтому скейтеры, которые не катались несколько недель, ходят такие «Аааа! Надо выйти и чего-нибудь поделать!» потому что к этому чувству очень быстро привыкаешь и постоянно в нем нуждаешься.

Ты был играбельным персонажем в серии игр Tony Hawks Pro Skater. Заработал ли ты на этом каких-нибудь денег?
Ну, с первой игры всем персонажам выплачивались роялти в зависимости от объемов продаж игры. Затем все увидели, что персонажей начали замечать вне игры. Было время, когда четверть, а то и больше ребят на демке кричали что-нибудь вроде «я играю за тебя в Tony Hawk!», а не «я видел твое новое видео!» Так что, за первую игру всем заплатили. Элисса Стимер, я, и все остальные, кто в этом принимали участие – мы все смеялись, когда получили чек на $190 тыс. или что-то типа того. Мы, такие, «Што?! Это безумие!». Но потом какой-то про скейтер, не знаю кто, пришел в офис и сказал, что тоже хочет быть в игре. Он сказал, что ему было наплевать на деньги – он готов был бесплатно быть в игре. Ну менеджмент и рассудил, мол, «там есть чуваки, которые готовы делать это бесплатно, так что давайте-ка дадим всем фиксированные выплаты за следующую игру?» Так и повелось со следующих игр. Выплаты были где-то по 10к или около того… Но что мы могли им сказать? Я был не в состоянии и у меня не было желания говорить им, что я не хочу 10 кусков. Да и игра была такая большая, что все пожали плечами и согласились. Моя любимая часть всей этой истории то, что Элисса Стимер тоже получила со всего этого дела 190 кусков [смеется].

Про Baker 3 DVD ты писал, что «С такими видео мы никогда не попадем на олимпиаду…» Теперь, годы спустя, когда уже витают слухи об олимпиаде, изменил ли ты свое мнение?
Ну, теперь я не так предосудителен. Мне, в общем-то, все равно. Оглянувшись вокруг, видишь голодающих людей и кучу всяких бед… мне искренне незачем волноваться о скейтбординге на олимпиаде. Мне нравится, когда Карим Кэмпбел катается по Голливуду с падающими штанами в паре Reebok. Мне это по душе. Мне нравятся Baker и Palace. Джон Диксон, Рики Ойола и другие скейтеры восточного побережья… Вэс Кремер, Грант Тейлор, весь Deathwish – все. Этим мне нравится скейт. Всегда будет оставаться сырая, первородная часть скейтбординга – просто теперь добавилась и другая грань. По-моему олимпиада сбалансирует вещи. Разве нет в других видах спорта чистой, гладкой стороны и другой

 
 
 
 


Разве владельцы компаний вроде тебя не заработают с того, что скейт дойдет до мировой аудитории, и вы сможете продавать больше скейтбордов?
Нет. Вот тут-то люди ошибаются. Я думаю, что Nike, Mountain Dew и иже с ними – не то чтобы я имел что-то против этих компаний – воображают, что они нарубят кучу бабла со скейтбординга. Однако, как владелец нескольких скейт-компаний, я могу сказать, что в этом деле не так уж и много денег. Я-то знаю. Им тут неоткуда взяться. Настоящие скейтеры, которые ломают доски и убивают кеды? Ну не знаю.

Я недавно ходил на соревнование Zumiez в Небраске, и там было где-то человек 30. Всем кажется, что в скейте денег больше, чем там есть на самом деле. По всему миру носят кеды Janoski и, глядя на этот успех, люди думают: «Вау, скейтерские тапки могут так продаваться !!?» потому что на них есть чье-то имя. Но эти тапки такие же, как Чак Тейлоры (Converse) или типа того. Стефан попал в точку и сделал клевый, бессмертный дизайн, но это уникальное событие. Это, и ряд других факторов, вроде моды внушило людям ложное представление о скейтбординге.

По правде говоря, я считаю, что скейтбординг довольно мал. Я вижу, сколько досок продают мои ребята, я вижу, сколько досок продают мои лучшие ребята. Не такая уж это и большая цифра, и это радует. Это прикольно для нас, скейтеров, которые владеют своими компаниями в этой небольшой культуре и обломно для прочих людей, которые пытаются войти в это дело со своими заблуждениями, и выясняется, как сильно они ошибались. Мне интересно посмотреть, что будет, когда это станет менее прибыльно – изменится ли тогда всеобщее мнение? Поживем – увидим.

 



Есть ли что-нибудь такое, чего ты хотел бы достичь в скейтбординге до конца профессиональной своей карьеры?
У меня создалось впечатление, что Baker, Pissdrunx и наша банда довольно сильно набедокурили, и я бы хотел попытаться это исправить по мере своих сил и возможностей. Все, что в моих силах, чтобы отвернуть ребятишек от алкоголя, наркоты и подобной херни. Это работа мне по душе. Я хочу продолжать кататься и сохранять скейтбординг уникальным, малым и веселым. По большому счету все.

Тебе кажется, что ранние деньки Baker повлияли на ребят и пустили их по кривой тропинке?
Мда, что, правда, то правда. Чистая незамутненная истина. Если бы Beagle сделал по нам документалку, то все бы увидели именно это. Таким был Baker. Я не могу этого изменить. Однако сейчас я могу подавать пример, что не надо всего это делать, чтобы выглядеть крутым. Много ребят подходило ко мне на различных демо и говорили вещи в духе «Чел, я начал впутываться в некоторое дерьмо, но я записался в реабилитацию и начал ходить на собрания анонимных алкоголиков и больше этим не занимаюсь». Я часто слышал подобное. Как знать – вдруг это спасло чью-нибудь жизнь. Для меня это гораздо важнее чем «Эй! Ты мой самый любимый скейтбордист!» Возможно, я спас какого-нибудь парнишку от героинового передоза. Это гораздо важнее, чем скейтбординг.

 

По материалам сайта jenkemmag.com

Подпишитесь на наш дайджест
Подпишитесь на новостную рассылку Сквот и будьте всегда в курсе всех новостей, распродаж, акций и бонусов только для своих. Обещаем не спамить и не надоедать письмами.