Весь каталог
8 800 100-41-69
Бесплатно по России
0
Моя корзина пуста
Июль 02, 2015
Дейв Мэйхью - история легенды
Может быть вы не слишком знакомы с карьерой Дейва Мэйхью, но вы точно знакомы с кедами, которые он разработал для Osiris – незабвенные D3. Для людей современных они могут выглядеть как дитя запретной любви клубня картофеля с киберпанком, но в начале нулевых это была бомба –их носили скейтеры, их носили рейверы, их носили знаменитости, их хотел носить твой папа. Ну, по крайней мере в Америке и прочих цивилизованных странах (бывшие советские ученые едва-едва продвинулись в модифицировании валенок для катания на скейтборде) Но как же Дейв? Откуда вообще этот флегматичный скейтер из недр Висконсина взял самый горячий тапок на свете? Куда делась его карьера? Сколько денег он получал на самом деле? Многие великие умы современности задумывались над этими важнейшими вопросами, но лишь недавно удалось поймать его для честного разговора по душам в его собственном скейтшопe.

- Многие слышали про Osiris D3, но мало кто слышал о тебе. Можешь немного рассказать о своей карьере? Как ты вообще стал про?
- Моя карьера в основном развивалась с 1993 по 2002. В 1993 я стал катать за Evol в последнем классе школы. Я тогда был простым пацаном из Висконсина и каждая халявная доска для меня была просто праздником настоящим – неважно какая. Они сняли видео "Back in Black”, где у меня был свой материал – это был мой самый первый в жизни монтаж и начало моей про –карьеры. В 1994 я переехал в Сан Диего и стал постоянно кататься с парнями из Maple – так я подружился с Марком Джонсоном (основатель Enjoi ). Все чуваки из Maple хотели, чтобы я катался за них, поэтому я перешел из Evol. В итоге я катался за Maple, Krux и Etnies. В Krux у меня была первая реклама в Slap-е – это был кикфлип ноузслайд нолли флипаут.
 
- Тебе платили, когда тебя взяли в про состав?
- Да, но есть нюанс: детишкам сегодня не понять, в какой дыре тогда находился скейтбординг. Когда я стал про, я зарабатывал где-то 500$ в месяц. Я очень много разговаривал с Марком Джонсоном, но я все же рад, что мы делали это из любви к скейтборду. Я вырос играя в бейсбол и футбол – эти игры будто в камне высечены. В них никак нельзя изменить процесс игры. В скейтбординге же всегда можно изобретать новые трюки, приземлять вещи, которые ты и в голове-то представить не мог и каждые день раздвигать границы возможного. Вот что сделало меня скейтером.
 
- На тот момент кто-нибудь кроме борд-спонсора платил тебе что-нибудь?
- Нет.


- Это было нормально? Тогда должен был платить только борд-спонсор и больше никто?
- Дико представить, чтобы обувной спонсор когда-нибудь ничего не платил. Ну, по-моему даже после моего монтажа для "High 5? от Etnies я все равно не получил от них ни цента, как и все остальные. Они нормально ко мне относились, на самом деле – у меня всегда было, в чем катать, но ездить по всей стране и видеть, как продаются твои кеды, ничего при этом не получая – это просто не укладывалось у меня в голове. Первым поколением компаний скейтерской обуви были Vans, Etnies и Airwalk – все катали за одну из этих компаний. Мне кажется, в конечном счете все начали думать так же: «Почему не зарабатываем на тапках, которые вы продаете по всему миру?» Но в те времена об этом даже заикнуться невозможно было. Похоже, это мнение было распространено среди скейтеров, поэтому в конце 90-ых появилось так много различных скейтерских обувных компаний. Единственное, что я получил от Etnies, не считая тапок – это билет на самолет до моего первого Tampa Pro. Они никому не платили. В конце концов, они начали раскошеливаться, но оттягивали это до самого последнего момента. Когда ты перешел в Osiris, ты был одним из первых райдеров их команды? Ага, случилось это так: мой бывший спонсор Evol хотел создать свой бренд обуви с тем же названием, что мне показалось бессмысленным. Может быть это могло бы под другим именем – удалось привлечь бы больше людей. Одно имя для досок и обуви – ну это вообще не серьезно. Так что они назвались Osiris и стали моим спонсором по обуви в 1996. Первоначальная команда состояла из меня, Адама Макнатта, Гершона Мосли и Тайрона Олсона.
 
- Osiris предложили тебе деньги за переход в их команду или сразу дали тебе про модель?
- За переход нам всем заплатили. Мы делали кеды «разработанные с участием» нас – по сути не совсем про модель, но разработана райдерами. Так можно было заработать чуть больше. Я немного колебался заиметь свою про модель, так как тогда они были лишь у нескольких райдеров. Денни Уэй и Колин Маккей в DC, Сал Барбье в Etnies. Я так уважал тех ребят, что понятия не имел, чем я заслужил свою про модель. Они были для меня примером для подражания, я уважал то, что они сделали для скейтбординга. А потом в течение года это стало нормой. Шел ранний 1997, мы поднялись из самых низов, и тут ни с того ни с сего спонсоры начали платить деньги. Я получал уже не 500$ в месяц. Теперь это становилось настоящей карьерой.
 
- Сколько в среднем платили спонсоры в 1997/98?
- Обувные могли давать по несколько тысяч. От досок можно было ожидать 1500-3000$ в месяц. Подвески и колеса всегда давали поменьше.

- А что насчет твоего борд-спонсора? Ты остался с Maple?
- Когда MJ ушел из Maple в A-Team, он позвал меня с собой. Парни из Maple были моими друзьями и передо мной стоял нелегкий выбор, но через год я все-таки перешел. Это было безумно веселое время, т.к. тогда все очень круто катались и было приятно осознавать себя частью этой команды. Однако через некоторое время стиль слишком ударился во всякие теории конспирации. Далеко не всем из нас это нравилось. Так и появился Enjoi – мы просто хотели что-нибудь веселое и необычное. Поначалу это были лишь MJ, Родни Маллен, Джерри Хсу и я. Оглядываясь назад, что ты думаешь про Osiris-освское видео "The Storm”? Мне кажется, там много хорошего катания. Было немного неприятно, что у нас было так много разных операторов. Вся движуха вокруг Шторма была абсолютно безумной. Наша премьера в Сан Диего была раскуплена несколько раз, очереди тянулись вокруг квартала. Остальные видео шли нормально, но это был просто взрыв. По-моему это еще было первое в мире скейт-DVD. Опять-таки мало кто знает, но D3 были твоей третьей про моделью в Osiris. Расскажешь о первых двух? Моя первая модель называлась the Mayhem и была очень простой. Вторая, the Damage, была почти такой же, только туда я добавил отверстий для вентиляции о снижения веса кед. Для своей третьей модели я хотел что-нибудь воистину безумное. К тому моменту я постоянно был в разъездах на всяких турах, и все больше новых брендов и тапок появлялось в магазинах. Я ходил от магазина к магазина и думал: «Я не хочу, чтобы моя модель была очередной неотличимой от остальных парой тапок».

Я был в спорт магазине и приметил треккинговые ботинки с большими отверстиями для шнурков сверху. Я подумал, что было бы классно, если бы эти отверстия были сбоку и уменьшались к пальцам. С этой идеей я пошел в Osiris и мы сели работать над моделью. Таков был мой вклад – Osiris были ко всему открыты. Когда мы получали образцы, кто-то говорил, что они дикие, кто-то считал иначе. Самым забавным было то, что на первом трейдшоу они никому не понравились, а через пол года они взлетели. Ко мне подходили владельцы магазинов и просили попытаться раздобыть им кеды, потому что у них все раскупили слишком быстро. В магазинах и на демках люди отводили меня в сторону и с восторгом рассказывали, как они продали так много моей обувки, что купили себе целый дом. Дошло даже до того, что я перестал их носить – в каком-нибудь Нигде посреди Айовы из 50 жителей все 50 могли ходить в них – это было странно. Я стал чувствовать себя просто очередным чуваком в модных тапках.
 
Как тебе кажется, твоя репутация как-то повлияла на успех твоих кед?
- Мне искренне так не кажется. Возможно, поначалу это имело значение, но потом все вышло из-под контроля. Фред Дерст из Limp Bizkit носил D3, Аврил Лавин носила D3 на обложке своего диска – это уже было вне скейта. Дизайн Osiris вписался в свое время – его поддержала тогдашняя рейв-культура и популярность техничного скейтбординга.

- Сколько тебе тогда было? 24. Тебе досаждало, что популярность твоих тапок связана не с твоим катанием, а с успешным дизайном и удачным временем выхода в свет?
- Пришлось с этим смириться. Я просто хотел, чтобы его покупали скейтеры, но в конце концов это невозможно контролировать. Как ты расстался с Osiris? Все просто пошло наперекосяк. Не уверен, что мне разрешено об этом говорить. Деньги странно влияют на людей. Люди в Osiris начали заколачивать уйму денег, и все сразу стало как-то не так, все изменилось. Я берег каждую зарплату, купил себе дом, пока все остальные покупали себе дикие тачки. Я был довольно близок с одним из ребят в Osiris, но в итоге он от меня отвернулся. Теперь я довольно прохладно отношусь к нему и к бренду. Мы не торгуем Osiris в моем магазине. Я смотрю на другие компании, которые до сих пор живы, и вижу, что они уважают свое дело, людей, которые дали им жизнь – Osiris этого не хватает. У них нет никакого внутреннего стержня, тупо «кто там следующий?»

- Считаешь ли ты, что D3 были самой продаваемой скейт-моделью всех времен?
- Поговаривают, что так оно и есть. Вскоре после этого ты ушел из большого скейтбординга. Почему? Что же было дальше? То ли в начале нулевых скейт сильно изменился, то ли я уже выдохся. Может и то и другое. Я катался за Enjoi, возглавляемый Марком Джонсоном. Ему пришлось уйму времени тратить на дела, и у него осталось очень мало для катания. Через несколько лет он ушел в Chocolate и я решил, что настало подходящее время для перемен. Еще в далеком 95-ом у меня была крайне неприятная травма голеностопа, которая досаждает мне до сих пор. Я порвал связки лодыжки, когда прыгал с 11 ступенек – она до сих пор до конца не восстановилась. Моя нога до середины голени стала сизой. До самого конца своей карьеры я не мог приседать, а без приседания довольно проблематично запрыгивать на всякие штуки. Врачи сказали, что я вообще чудом еще могу кататься. Затем мне провели операцию на лодыжке в 2000-ом. В то время люди стали прыгать гораздо чаще и выше – я со своей травмой не мог за ними угнаться.
Я ушел от спонсоров и переехал из Сан Диего обратно в Мэдисон, штат Висконсин. Я обожал Сан Диего, но там было слишком людно. Я никогда особо не любил городское движение – в Мэдисоне всегда было спокойно. Это относительно маленький городок с преимущественно универским населением: в основном все сосредоточено в одном месте, так что можно никуда не ездить на машине, а повсюду кататься на доске или автобусе. К тому же я люблю снег и перемену погоды, так как я родился и вырос в мидвесте. Поначалу я был потерян. Уверен, многие экс-райдеры понимают, о чем я. Я не хотел работать в офисе. Я не был грязно богатым, как многим могло бы показаться. Я пытался понять, как мне вернуться в общество. Никаких больше билетов на самолет вокруг земного шара, никаких коробок с бесплатным шмотом. Никакого балованья. Возвращение было из простых. В итоге я основал Alumni Skateboarding с Дереком Эйпелом. На тот момент в Мэдисоне со скейтшопами было тухло. Я катался хренову тучу лет, и это был мой шанс заняться чем-то, связанным с любимым делом. С тех пор, как мы открылись 10 лет назад, мы сняли 4 видео. Будьте начеку в преддверии нашего юбилейного монтажа, который вскоре должен выйти. Сейчас я счастлив в браке, сижу дома с моими двумя офигенными детишками: Уилсоном и Кларой.
Жизнь прекрасна!
Подпишитесь на наш дайджест
Подпишитесь на новостную рассылку Сквот и будьте всегда в курсе всех новостей, распродаж, акций и бонусов только для своих. Обещаем не спамить и не надоедать письмами.